Игры для dilong

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Dilong Джойстик Драйвера resursdoctors


для dilong игры

2017-09-22 19:06 1 х игры У кого нибудь есть драйвер на пад Dilong PU401 Драйвера для компьютеров Pc Driver Вы просматриваете предложения по запросу Dilong dilong джойстик, контроллер для android игры




Объявление. "Продам Мерседес 600-й после аварии. До аварии просьба не беспокоить..."


- Да не смотри ты так на яйца, глазунья!






Охотника на покемонов осудили: Гуманна церковь, что не говори – Условно к трем годам приговорили Тогда как раньше попросту б сожгли…


Привет, друзья! Когда-то давно я обещал рассказать об агентурной работе на селе:) Начало моего детектива здесь Но дописать продолжение все как-то руки не доходили. Теперь вот собрался. Не прошло и трех лет:) ... А когда я познакомился с методами агентурной работы я удивился еще больше. Штирлиц показался мне просто ребенком по сравнению с нашими оперативниками. А удивляться было чему – в середине семидесятых годов в небольшом райотделе милиции с довольно скудной технической оснащенностью, велась настоящая агентурная работа. С агентами встречались на явках, получали от них информацию, давали новые задания. В камеру к подозреваемым сажали подсадных, причем часто целых двух, чтобы избежать двурушничества, как это тогда называли. Второй следил, чтобы первый не стал “двойным агентом”. На работу с агентурой начальнику уголовного розыска выделялся специальный фонд, который достигал иногда пятидесяти рублей в месяц. Довольно приличная сумма по тем временам. Осведомителей поощряли разовыми выплатами в зависимости от ценности информации. А информацию они приносили порой просто бесценную. Основная масса преступлений раскрывалась благодаря агентам-осведомителям. Так называемые маршрутники, получив рубля три, шлялись по закусочным, рюмочным, пивным и прочим забегаловкам, прислушиваясь к разговорам, что-то спрашивая, заводя ненавязчивые беседы и, в конце концов, приносили такие сведения, которые оперативники самостоятельно не добыли бы и за пятилетку. Среди осведомителей попадались порой просто мастера своего дела, настоящие виртуозы. Работали с выдумкой и скорее не за деньги даже, а за интерес. Один такой искусник по нашей наводке не только раскрутил подозреваемого на доверительный разговор, но и под водочку уболтал его махнуться часами. Принес их в милицию... По спискам украденного оказались они ворованными и проходили по квартирной краже. Среди тех, кто работал подсадными, тоже встречались таланты. Ведь просидеть порой несколько суток в камере и запомнить все нужные для оперативников подробности не такая уж и простая задача. А достать блокнот или записную книжку с ручкой и попросить говорить сокамерников чуть помедленнее подсадной ведь не мог. Ему приходилось улавливать и запоминать огромное количество всевозможной информации. Урки ведь не излагают по порядку то, что они утаили от следователей, а могут вообще сидеть и помалкивать. В этом случае требуется особое искусство, чтобы вывести объект на разговор, ненавязчиво разузнать все что необходимо и не навлечь на себя подозрений. Иногда этот процесс затягивался на несколько дней. "Наседку" регулярно водили на "допросы", где он выкладывал полученную информацию и получал новые указания. Причем агента-камерника ни в коем случае нельзя было на этих допросах кормить. Даже за самые ценные сведения. Ему приходилось есть ту же самую баланду, что и его соседи, потому как урки могли вычислить "наседку" даже по запаху испускаемых газов. Мясной дух они мгновенно отличали от запаха переработанной тюремной похлебки. А наказание за стукачество у уркаганов было только одно – смерть. Лично с агентами-осведомителями я первый раз столкнулся совершенно неожиданно. Утром когда я шел на работу, почти у самых дверей на меня налетел помятого вида мужичонка, со следами похмельного синдрома на лице. Толкнул меня плечом в грудь, наклонился к уху и, дыша перегаром, прошептал: "я стукач, вяжи меня" и тут же принялся громко материть всю советскую милицию, их родных и близких. Я заломил ему руки и поволок в отделение. Пока я вел его до дверей он ни на секунду не выходил из образа: "Волки позорные!", "Суки проклятые!", "Мусора поганые!" – уверенно вел он свою рольку. Но как только мы вошли в кабинет, он сразу же перешел к делу: - Начальник, дай наколку, трубы горят! Дать наколку означало дать задание стукачу, ну и разумеется вместе с заданием трешку на опохмел. Этот местный Зорге резонно побоялся идти прямой наводкой в здание милиции. Это могло представлять для него даже смертельную опасность. Поэтому для встреч с агентурой и существовали явки. Но, по вполне понятным причинам, до времени встречи этот резидент утерпеть не мог, потому и избрал такой оригинальный способ контакта. Подобную инициативу никогда не оставляли без внимания. Свою честную трешку этот страдалец получил – поводов помаршрутить или посидеть за компанию в кутузке всегда хватало. А свои трояки и пятерки эта доморощенная агентура отрабатывала на все сто. Порой и полдня не просидит камерник рядом с ушедшим в полную несознанку подозреваемым, а уже приходит и рассказывает: - Это он, он украл. Вместе с Бесом и Пифой. - С Бессоновым и Епифанцевым? - Точно. А добро под сараем своим заныкал. Сегодня ночью Бессонов забирать пойдет. Перепрятывать на всякий пожарный. Все, преступление раскрыто. Осталось только еще разок побеседовать с подозреваемым: - Ну что, злодей, нашли мы подельников твоих и вещи все нашли. - Какие еще вещи? Не брал я ничего, начальник! - Которые ты под сараем своим спрятал! А Бессонов и Епифанцев тебе помогали! - Откуда узнал?! – вздрагивает и округляет глаза злоумышленник. - Да вас двое человек вчера ночью видели пока вы от магазина шли! А потом еще из соседнего дома из окна видели, как ты у сарая своего копался! Преступник матерится сквозь зубы, но все равно сдается и кается. А им ночью наверняка и вправду встретилась пара человек. Ими могли оказаться кто угодно. Рабочие шедшие со смены или парочка влюбленных, бродивших по городу. Сколько раз я замечал потом, что пройти ночью незамеченным по улице даже небольшого поселка практически невозможно. Обязательно хоть один человек, да встретится на пути. А уж пенсионеров страдающих бессонницей и просиживающих всю ночь у окна или на балконе – вообще не счесть. Но не всегда банальное дефиле маршрутников по злачным местам давало результат. Порой приходилось придумывать что-нибудь поостроумнее. Так было когда во время моей стажировки в первый раз произошло убийство. И в те времена убийства не были особой редкостью, но чаще это была бытовуха, сосед соседа, кум кума...А причина почти всегда одна и та же – пьянка. Но этот случай был посерьезнее. Голова несчастного была разнесена выстрелом из ПМа. А вот пистолет на руках в то время – это ЧП. Начальство давит, прокурор наседает. Все до одного осведомители, разумеется, немедленно были заряжены на сбор информации. Но за несколько дней скитаний по малинам, пивнякам и притонам никто из них ничего нарыть так и не смог... А время и начальство жмет. Поэтому пришлось придумывать финт. Самому толковому маршрутнику вручили патрон от ПМа и снова отправили его в круиз по пивным со следующей инструкцией: - Специально патрон никому не показывать! Во время разговора, когда еще за одной кружкой соберешься, один раз вытащишь его из кармана вместе с мелочью, но так чтоб все видели и тут же уберешь! Ясно? - Ясно. Через два дня креативность мышления оперативников была вознаграждена. Мелькнувшим среди мелочи патроном заинтересовался один из собутыльников: - Это че у тебя? Патрон что ль? - Патрон. - Ну-ка, дай посмотрю. - На. - От ПМа чтоль? - От ПМа. - Где взял? - Места надо знать, давай сюда. - Слушай, братан, отдай его мне, тебе он все равно на хрен не нужен. - А тебе? - Мне сгодится. - Ну башляй тогда за пиво и забирай. Достать боеприпасы тогда было не менее трудно, чем сам пистолет, оттого этот душегубец так быстро и клюнул на нашу наживку. На следующий день мы взяли его вместе с пистолетом и приобретенным патроном у него на квартире. Целиком и еще лежит здесь